Нажмите на изображение для увеличения
Название: 1.jpg
Просмотров: 107
Размер:	20.3 Кб
ID:	479

Вчера, 27.10. 2011. в Тунисе прошли первые после свержения президента Зин аль-Абидина бен Али демократические выборы. Эксперты опасаются, что в результате к власти придет исламская партия "АнНахда" ("Возрождение"), запрещенная при прежнем режиме за экстремизм. Это может стать сигналом для других государств "арабской весны", в первую очередь для Египта - там выборы состоятся через месяц.

Накануне голосования в Тунисе практически все эксперты признавали: главные претенденты на победу - исламисты из "Ан-Нахды". Их лидер, 70-летний Рашид Ганнуши, обещает своим сторонникам "львиную долю мест" в учредительной ассамблее. Этот новый орган власти избирается на один год и должен подготовить условия для "перехода Туниса к демократии". А именно - разработать новую конституцию и избрать временного президента, который, в свою очередь, назначит главу переходного правительства. Этот кабинет будет управлять страной в течение года, после чего в Тунисе должны пройти всеобщие выборы - и президентские, и парламентские, и муниципальные.

Социологические опросы, проводившиеся в последние дни, также предрекают победу исламистам. Но не столь триумфальную, как обещает Рашид Ганнуши: его партии дают примерно 30% голосов. Среди остальных движений, допущенных к выборам (а их более 100), наиболее серьезные шансы имеют 2 светские партии, идеологическую платформу которых можно определить как близкую к социал-демократам: Прогрессивная демократическая партия (ПДП), которой предрекают 17% голосов, и "Демократический форум за труд и свободы" ("Эттакатоль"), претендующий на 15%.

ПДП возглавляет 70-летний Мустафа Бен Джафар.

Бывший врач-педиатр и профсоюзный лидер готов заключить альянс с исламистами, за что оппоненты обвиняют его в отступлении от партийных принципов и готовности пойти на все ради избрания временным президентом. В отличие от бен Джаафара руководитель "Эттакатоль" 67-летний Ахмед Неджиб Шебби категорически против коалиции с "мусульманскими радикалами".

Он обещает сохранить принципы светского государства: не ограничивать права женщин, не запрещать алкоголь, не вводить обязательный исламский дресс-код.

Впрочем, лидеры "Ан-Нахды" также клянутся, что не посягнут на светские ценности. А в пример, как правило, приводят свою активистку, эффектную рыжеволосую Суад Абдеррахим, которая не носит исламский платок, - она возглавляет партийный список в одном из зажиточных кварталов столицы.

Но далеко не все эксперты готовы поверить в умеренность исламистов. ""Ан-Нахда" не отказалась от своей идеологии. Просто для иностранной аудитории она старается представить себя светской и миролюбивой, что порой вводит в заблуждение. Но внутри страны исламисты придерживаются очень жесткой линии. Чтобы в этом убедиться, достаточно почитать партийную прессу", - говорит тунисский политолог Хамади Редисси.

Лидер "Ан-Нахды" Рашид Ганнуши, который 11 лет жизни провел в тюрьме, а 20 - в эмиграции в Великобритании, обещает ориентироваться не на иранскую, а на турецкую модель. То есть он намерен строить современное исламское общество, взяв за образец Партию справедливости и развития премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Однако, как поведут себя тунисские исламисты, оказавшись у власти (самостоятельно или в составе коалиционного правительства), мир узнает уже скоро. И вновь, как было с волной арабских революций, начало которым положил именно Тунис, пример этой небольшой страны может оказаться заразительным.

Западные лидеры больше всего опасаются "исламского прорыва" на предстоящих выборах в Египте - они пройдут 28 ноября. В отличие от Туниса эта страна играет ключевую роль в арабском мире.

По материалам Коммерсант, Москва, 24.10.2011